Когда-нибудь они чему-то нас научат.

Из-под пера Квилла

— Я потрясён! — шепнул Квиллер. — Просто не знаю, что и сказать!

Фразы были взяты из его выходящей дважды в год колонки про кошек, написанной прошлой осенью.

— Как мне благодарить вас, миссис Хоули?

— Вам понравилось? — спросила она, сияя от наслаждения.

— Понравилось? Да если б эти слова высекли в мраморе, ваша вышивка Когда-нибудь они чему-то нас научат. осталась бы для меня ценнее. Я вставлю её в роскошную рамку и буду вспоминать о вас каждый раз, как посмотрю на неё.

— О господи! — Старушка придавила к сердечку свои костистые ручки и принялась раскачиваться взад и вперёд в удовлетворенном смущении.

— Благодарим вас, мистер К., - заговорила Дженелл, — за Когда-нибудь они чему-то нас научат. то… что посетили нас. Мы знаем… как вы заняты.

— Я получил большущее наслаждение! — произнёс Квиллер, помахав на прощание всем своим восхищённым поклонницам.

В вестибюле Дженелл, казалось, что-то встревожило.

— Мистер К., с вами желает побеседовать одна дама… наедине. Она ждёт… в кабинете.

— Кто это?

— Вы на данный момент увидите.

Кабинетом оказалось Когда-нибудь они чему-то нас научат. крошечное помещение под лестницей, где стояли письменный стол, полка с картотекой и два казённых стула. На жёстком сидение 1-го из их, выпрямившись, посиживала Дорис Хоули. Лицезрев его, она вскочила.

— Миссис Хоули! Какой сюрприз! — воскрикнул Квиллер.

— Извините меня…

— Нечего просить прощения. Я задумывался о вас… Давайте сядем. У меня Когда-нибудь они чему-то нас научат. до сего времени дрожат ноги после того, как я увидел подарок вашей свекрови. — Он помахал свитком.

— Это единственный предлог, который я смогла придумать, чтоб побеседовать с вами без очевидцев… Вы не против, если я закрою дверь?

— Я сам закрою… Но, миссис Хоули, к чему все эти секреты?

По её Когда-нибудь они чему-то нас научат. лицу он сообразил, что веселого в их не много.

— Они не разрешают нам — ни Магнусу, ни мне — ни с кем разговаривать, а если мы дадим интервью прессе, нас могут арестовать. Ужасное чувство. Что мы такового сделали? Нам ничего не молвят.

— Вы опознали труп туриста?

— Да, и они благодарили и Когда-нибудь они чему-то нас научат. извинялись. Но на последующий денек приехали полицейские с приказом Бюро расследований штата: ни с кем не разговаривать!

— Забавно! — произнёс Квиллер, но вопрошающе погладил усы.

— Магнус спросил их почему, но они только и ответили: «Приказ Бюро расследований штата!» Шериф не был так груб. Мы знаем всех его помощников, а та дама Когда-нибудь они чему-то нас научат., что приезжала к нам, посещает нашу церковь. Она произнесла, что это некорректно, но что они обязаны делать приказ Бюро расследований штата.

— Похоже на команду «руки вверх», — увидел Квиллер. — Я предлагаю вам снять мешковину с вашей вывески и опять заняться выпечкой. А если милиция штата станет возражать, пусть Дженелл позвонит Когда-нибудь они чему-то нас научат. мне, и я встречусь с вами тут.

Миссис Хоули была ему признательна до слез.

В вестибюле Квиллер произнес Дженелл:

— Я дам вам номер моего домашнего телефона; может быть, вам придётся ещё раз мне позвонить… Вы из «Канареек»?

На ней был жёлтый халатик, который в Мускаунти носили Когда-нибудь они чему-то нас научат. добровольческие сестры милосердия.

— Да. Я студентка мускаунтского института, факультет здравоохранения, — ответила она своим застенчивым голосом. — И… меня похвалили… за общественную работу.

— Отлично! Вы приносите тут огромную пользу.

Он пошёл к собственной машине, надеясь, что произнес миссис Хоули всё, что было надо сказать, и сожалея о том, что Арчи Райкер не лицезрел Когда-нибудь они чему-то нас научат. представления, которое он устроил старенькым дамам. По пути домой он размышлял о маленьких интригах, которые случаются в малеханьких городах. Бюро расследований штата перестаралось, боясь того, что легковерные горожане впадут в панику, столкнувшись с кое-чем тяжело объяснимым, также, совсем справедливо, того, что пресса ухватится за эту историю и безмерно её Когда-нибудь они чему-то нас научат. раздует.

Еще более загадочным показалось Квиллеру поведение Коко в этой и схожих этой ситуациях. Кот желал, чтоб он принял приглашение Дженелл; он ощущал в этом некий сокрытый смысл. Точно так же он желал, чтоб Квиллер взял с собой в коттедж «лежачий» велик, который обеспечил концу парада таковой триумф. Это Когда-нибудь они чему-то нас научат., естественно, не настолько принципиально, но всё равно значит, что Коко некоторым образом предугадал будущие действия. Сверхъестественно! Точно так же он вызнал, что в песочном гребне закопано что-то такое, чему там не следовало быть. У всех кошек имеется шестое чувство, это Квиллеру было отлично понятно, но у Као Когда-нибудь они чему-то нас научат. Ко Куна оно развито до неописуемой степени!

На оборотном пути в город часы дали подсказку Квиллеру, что Дерек, возможно, находится в «Чарах Элизабет», где остывает после горячих часов ланча «У Оуэна». Вечерком Дереку предстояло играть, так что будут дискуссии и о ресторане, и о театре.

Дерек ещё Когда-нибудь они чему-то нас научат. не пришёл. Элизабет произнесла, что он передвигает столы, устанавливая часть из их на искосок, чтоб избежать сходства с вагоном-рестораном. Для владельца это будет сюрпризом.

— Оуэн соглашается со всеми затеями Дерека? — спросил Квиллер.

— Пока даёт ему карт-бланш. Дерек обворожит кого угодно, — ответила Элизабет, и её глаза ярко заблестели.

Квиллер Когда-нибудь они чему-то нас научат. знал Дерека с тех времён, когда тот убирал запятнанную посуду со столов, и уже тогда мальчишка обходился с директорами компаний и прибывшими с визитом епископами с этим же искренним гостеприимством, которое покоряло обожавших его юных женщин.

— Вы знакомы с Эрни? — спросил Квиллер у Элизабет. — Что она собой представляет?

— Очень Когда-нибудь они чему-то нас научат. милая, но обладает большой внутренней силой. Она приходила сюда за вертелами и заинтересовалась руническими камнями, так что я прочитала ей целую лекцию.

— А что же все-таки это такое по сути?

— Мелкие камни, на которых нацарапаны доисторические буковкы. Их употребляют для пророчества грядущего. Лекция, которую я прочитала Эрни, не Когда-нибудь они чему-то нас научат. скрывала моего отрицательного дела к этому, я даже не потрудилась дать им добросовестное толкование… А вот и Дерек!

Дерек, как обычно с шумом, ворвался в магазин:

— Пить желаю! Есть чего-нибудть прохладное?

Вприскочку пропархал в заднюю часть помещения, где стоял небольшой холодильник, а на нём кофеварка, после этого шлёпнулся на стул Когда-нибудь они чему-то нас научат. с бутылкой охлаждённого грейпфрутового сока в руках.

Квиллер присоединился к юноше.

— Никаких заморочек с переключением рычагов от кухни к шоу-бизнесу?

— Не-а. Всё шоу-бизнес.

— Жаль, что Эрни не может освободиться хоть на один вечер, чтоб поглядеть, как ты играешь.

— Она никогда не пойдёт в театр. Она трудоголик Когда-нибудь они чему-то нас научат., — заявил Дерек. — Работает с 9 до 9 с двухчасовым перерывом, ну и тот проводит за исследованием рецептов. Лицезрел фургон сзади ресторана? Он доверху набит поваренными книжками! Говорю для тебя, она реальный профи! Заказы делает стремительно. Оформляет блюда как настоящие произведения искусства. Я спросил, что ей больше всего нравится Когда-нибудь они чему-то нас научат. в работе, и она ответила: «Быстрый темп». Тогда я спросил, а что нравится меньше всего, и она ответила: «Томаты зимой». Вот она какая! — Дерек посмотрел на покупателей, толпившихся в магазинчике, и произнес: — Пойдём в кладовую.

В окружении стеллажей и коробок Дерек мог гласить свободно. Он знал, что Квиллер любит слушать закулисные истории Когда-нибудь они чему-то нас научат..

— Обычно я прихожу в 10 30 утра. Оуэн уже на месте, впускает меня. Мы вдвоём пересчитываем выручку, я подписываю бумаги. После этого он берёт своё ведерко для наживы и на несколько часов уходит ловить рыбу — во всяком случае, так он гласит. Но от него уже пахнет спиртным! Вот и Когда-нибудь они чему-то нас научат. задумаешься: что он ест на завтрак? Что там у него в ведерке? Может быть, он ставит лодку на якорь в какой-либо уединённой бухточке, где никто не мешает ему прикладываться к бутылке со шнапсом и читать порножурналы? Почему он никогда не привозит рыбы?

— Для собственных лет, Дерек, ты Когда-нибудь они чему-то нас научат. очень циничен, — произнес Квиллер. — А Эрни когда-нибудь выходит с ним на озеро?

— Только по понедельникам, когда ресторан закрыт. Ну и тогда, я уверен, берёт с собой кулинарные книжки. Меж нами, Квилл, мне кажется, её волнует то, что он пьёт. На прошлой неделе она по рассеянности допустила глупейшую ошибку — в салат «Монте Когда-нибудь они чему-то нас научат.-Кристо» с грибным соусом забыла добавить соус… Хорошо, я пошёл домой — пора перевоплощаться из тупого землянина в умного инопланетянина. — И Дерек вскачь выскочил из магазина, бросив Элизабет: — До вечера!

Домой Квиллер ехал повдоль побережья и уже начал механично находить очами старенькую школьную трубу и буковку «К» на столбе, как Когда-нибудь они чему-то нас научат. вдруг увидел, что навстречу, с востока, приближается машина и сворачивает на его въездную дорожку. Он надавил на газ. Зелёный фургон был ему незнаком, и он боялся непрошеных визитеров. В один прекрасный момент Юм-Юм похитили, и Квиллер до сего времени помнил, какой кошмар его окутал, когда, возвратившись Когда-нибудь они чему-то нас научат. домой, он нашел пропажу.

Тогда, когда зелёный автомобиль выехал на поляну, Квиллер догнал его и выпрыгнул из машины, готовый схватиться с водителем.

— Буши! — вдруг заорал он. — Почему же ты меня не предупредил…

Из зелёного фургона выкарабкался юноша в зелёной бейсбольной кепке — Джон Бушленд, зарабатывающий на жизнь фото и иногда делающий Когда-нибудь они чему-то нас научат. работу для «Всякой всячины». Лишившись очень рано волос — но не чувства юмора, — он приучил друзей звать себя Буши.[15]

— Я звонил, никто не ответил, вот и заехал наудачу. Я здесь снимал по соседству семейную встречу.

— Для газеты?

Дюжины семейных встреч проходили летом каждый уик-энд, но сообщениям о их Когда-нибудь они чему-то нас научат. отводили два дюйма газетной площади и никаких фото.

— Нет, Огилви раз в год заказывают специалисту групповой портрет для собственной домашней летописи. Для фото самого старенького и самого юного члена семьи я посадил столетнюю старуху, а рядом с ней — ягненка, который родился всего два денька вспять. Круто! Ну и Когда-нибудь они чему-то нас научат. что? Они сочли, что это искрометно.

— Буши, у тебя новый фургон?

— Просто перекрасил старенькый. Дуайт Сомерс порекомендовал избавиться от темного колера и придумать весёленькую надпись, чтоб в окружении меня резвее узнавали.

— У тебя, кажется, хорошо идут дела, если ты можешь позволить для себя иметь пиарщика.

— Не так и отлично Когда-нибудь они чему-то нас научат.! Это был бартер: мои фото — его услуга.

— Хорошо, входи в дом, выпьешь джина с тоником. Все главные ингредиенты у меня есть.

Буши стоял облокотившись на бар, пока Квиллер соединял для него выпивку и открывал себе имбирное пиво.

— Где кошки? — спросил фотограф.

— Дремлют где-нибудь.

— В таком случае я могу гласить смело Когда-нибудь они чему-то нас научат.. Я этих ребят в конце концов одолею. Мне привезли особый объектив.

Уже пару лет Буши пробовал сделать снимок, за который ему дадут премию, а Коко и Юм-Юм поместят на обложку кошачьего календаря. Но те не выказывали ни мельчайшего желания стать кисками с обложки и с изобретательностью, способной довести Когда-нибудь они чему-то нас научат. до белоснежного каления, расстраивали все его пробы, какую бы утонченную стратегию он ни использовал. Сейчас он обзавёлся сменным объективом, при помощи которого собирался снять вредных кошек так, чтоб они об этом и не заподозрили.

— Отлично! — произнес Квиллер. — Эти негодяи очень длительно водили тебя за нос!

Когда они со стаканами Когда-нибудь они чему-то нас научат. в руках вышли на веранду, Юм-Юм, которая сладко спала на стуле, свернувшись клубочком, проснулась и грациозно потянулась, как будто джинн, покидающий бутылку. Коко дремал на вершине собственного пьедестала, занимая освещённую солнцем крошечную площадку, размером в шестьдесят четыре квадратных дюйма; что-то проворчав, он спрыгнул вниз.

Мужчины растянулись в Когда-нибудь они чему-то нас научат. шезлонгах и услаждались видом: голубое небо, белоснежные облака, голубое озеро, белоснежные паруса на горизонте.

— Каждогодная регата шлюпов, которую организует клуб «Гранд-острова», — проговорил Буши. — Фаворит прошедшего года звал меня выйти с ними и поснимать, но я не выйду на озеро на этих крохотулях ни за какие коврижки! Я Когда-нибудь они чему-то нас научат. — фанат моторных лодок… Ты знаешь, что я купил для себя новый двадцатичетырехфутовый катер с каютой? Эхолот, радио, стерео. Четыре кровати. Очень желаю как-нибудь взять тебя с собой. Уверен, это произведёт на тебя воспоминание.

— Буши, для тебя ни за что не получится больше приманить меня на катер, — пылко произнёс Когда-нибудь они чему-то нас научат. Квиллер. — После путешествия на полуостров Трёх деревьев у меня целый месяц не прекращались ночные кошмары, а Роджер чуть ли не погиб от пневмонии.

— Да-а, но я многому с того времени научился. Обращаю внимание на признаки перемены погоды: свист в воздухе, неожиданное изменение цвета неба. Больше такового не случится, и мы Когда-нибудь они чему-то нас научат. выберем славный денёк.

— Мы и в прошедший раз избрали славный денёк.

«Злополучное путешествие было дурацкой затеей с самого начала», — поразмыслил Квиллер. Некий пилот, пролетавший над полуостровом, увидел, как ему показалось, на побережье три угольных круга. Он сказал об этом Роджеру Мак-Гилеврэю, фанатику идеи галлактических вторженцев. Буши, ещё один Когда-нибудь они чему-то нас научат. фанатик, замыслил пойти на катере и поглядеть на круги. Квиллер тоже отправился с ними. Никаких кругов они не узрели, и огромное волшебство, что вообщем узрели континент.

Квиллер осознавал, что юноша безрассудно влюблён в своё новое судно, и поэтому произнес:

— Хорошо, я поставлю свою жизнь на карту Когда-нибудь они чему-то нас научат., но предупреди меня заблаговременно, чтоб я успел прирастить страховку.

— Я желал бы завтра, — произнес Буши. — Погода обещает быть прекрасной, мы возьмём с собой пирогов из «Бяки-Кулебяки» и устроим на борту хороший ланч.

Квиллер к пирогам был очень неравнодушен.

— В каком часу встретимся? — спросил он. — Где?

После того как Когда-нибудь они чему-то нас научат. Буши уехал, Квиллер занялся вычёсыванием сиамцев. Вычёсываться им нравилось, а он находил, что этот обряд содействует размышлениям. Юм-Юм принимала его как волнующую войну со щёткой, а Коко подчинялся происходящему с достоинством монарха, которого облачают для коронации. Веранда совершенно подходила для такового рода действа. Слабенький сквозняк сдувал кошачью шерсть в Когда-нибудь они чему-то нас научат. угол, откуда её несложно было убрать. Квиллеру пришла в голову эксцентричная идея: а что, если этот невесомый пух спрясть и дать Арчи, чтоб тот связал из него носки? Красивый рождественский подарок! Во всяком случае, есть над чем похохотать.

Одна идея повлекла за собой другую, и Квиллер позвонил Митчу Огилви, фермеру Когда-нибудь они чему-то нас научат., разводившему коз.

— Митч, я слышал, у вас была сейчас домашняя встреча.

Крестьянин находился в сыроварне, посреди бетонных стенок и железных чанов, и его глас звучал глухо:

— Я находился там, пока всех фотографировали, а позже ушёл. С козами выходных дней не положено.

— Ты случаем не знаешь 2-ух дам из Когда-нибудь они чему-то нас научат. семейства Огилви, которые прядут вручную?

— Естественно знаю: Элис с дочерью. У её супруга — Овечье ранчо на Песочной дороге.

— Если б я собрался написать статью про ручное прядение, она согласилась бы дать мне интервью? — спросил Квиллер. — Она в данном деле разбирается?

— Непременно. Мы как раз желаем приобрести для неё несколько Когда-нибудь они чему-то нас научат. кашмирских и ангорских коз. Она продаёт пряжу ткачихам и вязальщицам по всей стране. Её дочь организовала вязальный клуб для дам. Нужно бы для тебя, Квилл, к ним присоединиться.

Квиллер раздражённо фыркнул в усы.

— Арчи Райкер уже присоединился, и, когда он довяжет собственный 1-ый носок, я, может быть, тоже об этом Когда-нибудь они чему-то нас научат. подумаю. Но, похоже, мне это не грозит.

Квиллер позвонил на Овечье ранчо, но ему никто не ответил. Наверное всё ещё были на домашней встрече и услаждались жаренными на вертеле цыплятами, тушёными бобами и картофельным салатом. Он решил не оставлять сообщения, а заместо этого заняться театральной рецензией для наиблежайшего номера Когда-нибудь они чему-то нас научат. газеты. Квиллер растянулся в шезлонге на веранде, положил блокнот на колени и принялся писать. Сиамцы тем временем спали, в небе неслись облака, регата расчерчивала горизонт белоснежными парусами.

Рецензия о пьесе про небольшой городок, поставленной в театре малеханького города, добивалась особенного подхода. Квиллер спросил себя: в чём моя цель? Разумеется, не Когда-нибудь они чему-то нас научат. в том, чтоб показать собственный ум и неплохой вкус. И не в том, чтоб польстить актёрам-любителям, пробудив у их желание перебраться в New-york. И не в том, чтоб пересказать сюжет пьесы и попортить наслаждение тем зрителям, которые придут в театр на последующий уик-энд. И Когда-нибудь они чему-то нас научат. не в том, чтоб уверить читателей, что они верно поступили, оставшись дома глядеть телек.

Заместо всего этого он сказал тем, кто остался дома, как происходило открытие: масса, возбуждение, перестроенный сарайчик, оформление сцены, реакция публики, помпезность головного ведущего, снобизм телевизионного комментатора — и громкий хохот, когда бывало чего-нибудть внезапное Когда-нибудь они чему-то нас научат..

Временами Квиллер поднимал глаза, смотрел на Коко и продолжал писать, причём каждый раз после чего ему в голову приходила новенькая идея либо успешный оборот. Всё происходило конкретно так, как писал Кристофер Смарт про собственного кота Джоффри: Он очень полезен в этом случае, когда нужно ясно выразить свою идея.

Во время одной Когда-нибудь они чему-то нас научат. из таких интерлюдий Квиллер увидел, что Коко поднял голову, растянул шейку и навострил уши в сторону озера, как будто услышал, как по берегу прошлась ворона либо в высочайшей травке прошуршал кузнечик. Всё было тихо, но Квиллер вдруг сообразил, что трогает себя за усы, будто бы чего-то Когда-нибудь они чему-то нас научат. ждя. Через пару минут из-за извива береговой полосы показалась чья-то фигура, и скоро можно было разобрать, что это юная дама, одетая в чёрные обтягивающие штаны, блузку с леопардовым рисунком, чёрную бейсбольную кепку и кроссовки. Дама совсем не была похожа на тех, кто обычно бродил по берегу в шортах, футболках Когда-нибудь они чему-то нас научат. и сандалиях. Она не ходила, осматривая песок в поисках агатов, и не шла спортивным шагом, энергично размахивая согнутыми в локтях руками. Она упорно, хоть и с трудом, двигалась вперёд.

Квиллер подошёл к песочной лесенке и стал наверху, сунув руки в кармашки брюк. Когда дама приблизилась, он кликнул:

— Хороший денек! Красивая Когда-нибудь они чему-то нас научат. погода!

Она вздрогнула, взглянула на него, кивнула и пошла далее; на плече у неё висела кожаная лакированная сумка на очень длинноватом ремне. Такового рода предметов на побережье издавна уже не лицезрели.

Полчаса спустя дама прошла назад, упрямо переставляя ноги и не смотря ни вправо, ни влево.

Глава восьмая

Когда Когда-нибудь они чему-то нас научат. в утро воскресения Квиллер зашёл в аптеку приобрести «Нью-Йорк таймс»[16], там оказался Арчи Райкер, который явился сюда с той же целью.

— Ты завтракал? — спросил Квиллер.

— Естественно! Ореховые вафли, куриные сосиски с яблоками и булочки с черникой, — позлорадствовал Арчи, не очень деликатно напоминая, что женат на ведущей Когда-нибудь они чему-то нас научат. кулинарной колонки. — Но я не прочь испить с тобой чашечку кофе, если ты собираешься на данный момент поесть.

Они пересекли улицу, зашли в отель «Северные огни» и сели за столик в кофейном зале, откуда видна была пристань. К ним устремилась владелица заведения, миссис Стэйси, отрадно приветствуя гостей. Все её обязанности заключались в Когда-нибудь они чему-то нас научат. том, чтоб поддерживать у гостей не плохое настроение, остальные задачи решал её супруг Уэйн.

— А где же яхты? — спросил Квиллер. — Ведь регата должна была продолжаться два денька.

Лицо миссис Стэйси омрачилось.

— Её отменили. Вчера поздно вечерком утоп человек.

— В вечернем выпуске новостей об этом ничего не было.

— Зато Когда-нибудь они чему-то нас научат. передали по чикагскому каналу. Он был отпрыском некий большой шишки из Центра. К тому же прекрасный пловец, но… Позвольте принести вам кофе?

— В новостях ничего не произнесли, — кисло растолковал Квиллер Арчи Райкеру, — так как жертва не была, как молвят местные обитатели, «одним из наших».

— Уверен, что всё появится в завтрашней Когда-нибудь они чему-то нас научат. газете.

— Да, 20 слов в разделе «Там и сям». Если б он оказался из местных, новость расположили бы на первой страничке под большим заголовком.

Райкер пожал плечами:

— Что я могу сказать? Не буду оправдывать нашу линию поведения, но дела обстоят конкретно так. Грустно, но факт. Так устроены Когда-нибудь они чему-то нас научат. местные обитатели: злосчастный случай с земляком, катавшимся на роликах по Песочной дороге, находит в их больший отклик, чем то, что в Нью-Джерси сошёл с рельсов жд состав. Почему бы для тебя не написать об этом?

— Может быть, так и сделаю.

— Рецензия на спектакль готова? О чём она?

— О том, — шутовски Когда-нибудь они чему-то нас научат. проговорил Квиллер, — что Дженнифер была приятна, Кемпл гласил звучно, а Дерек смотрелся очень высочайшим. Также о том, что все отлично выучили свои роли, а лавки были не в меру жесткие.

Арчи проигнорировал остроумие компаньона.

— А ты растолковал, что означает заглавие театра? Не все усвоют шуточку.

— Незачем разъяснять Когда-нибудь они чему-то нас научат., шеф. Те, кому понятно про Клуб монахов в огромных городках, оценят каламбур. Те же, кто считает, что наш Клуб жарех[17]имеет отношение к жареным цыплятам, посмеются по другой причине, и ничьи интеллектуальные возможности не будут задеты. — Не заглянув в меню, он заказал яичницу с ветчиной и мясо по-деревенски.

— Что слышно от Когда-нибудь они чему-то нас научат. Полли? — спросил Райкер, переключаясь на более приятную тему.

— Шквал открыток. Она и её сестра Мона в экстазе от Онтарио.

— Мы с Милли не знали, что у неё есть сестра.

— Мона живойёт в Цинциннати, и они не виделись уже много лет. Мона — сокращение от Дездемоны. А полное Когда-нибудь они чему-то нас научат. имя Полли — Ипполита. Это из «Сна в летнюю ночь».

— Не смею порицать её за то, что она прячет этот факт.

— Их отец занимался исследованием Шекспира и называл собственных отпрысков именами шекспировских персонажей. У Полли есть ещё сестра Офелия и… — Что-то отвлекло внимание Квиллера.

— На кого ты уставился?

— Там, в углу Когда-нибудь они чему-то нас научат., за столиком, посиживает дама. Я вчера повстречал её на берегу, и она смотрелась как-то удивительно. Ну и на данный момент такое воспоминание, как будто она появилась из другого мира и желает оказаться кое-где в другом месте.

— Может быть, она сошла с галлактического корабля, — насмешливо увидел Когда-нибудь они чему-то нас научат. Райкер.

Квиллер встал и бросил салфетку на стул.

— На данный момент вернусь.

Он пересёк зал и подошёл к столику, за которым посиживала дама — она уже собиралась уходить.

— Прошу меня извинить, — обходительно обратился к ней Квиллер, — вы, кажется, доктор Фробниц из Бранчуотерского института?

— Нет, — кратко ответила дама.

— Простите, пожалуйста. Она Когда-нибудь они чему-то нас научат. должна была приехать сюда, и мне поручили её повстречать. Я был уверен, что вы…

— Это не я! — резко бросила дама, поднялась из-за стола и с подчёркнутым раздражением перекинула через плечо ремешок сумки.

— Извините за беспокойство, — кликнул Квиллер ей вослед, когда дама выходила из кофейного зала. Обратившись к миссис Стэйси Когда-нибудь они чему-то нас научат., которая следила этот эпизод, он растолковал: — Я обознался. Вы не понимаете, кто это?

— Она тут не живойёт, но приходит сюда есть. Наверняка, поселилась в отеле. Я пробовала приветливо принять её, но она ведёт себя очень высокомерно.

— Четкое определение!

Квиллер с очень удовлетворенным видом возвратился к собственному столику и Когда-нибудь они чему-то нас научат. тарелке с завтраком, которую тем временем поставили перед ним.

— К чему весь этот спектакль? — спросил Райкер.

— Просто захотелось услышать её глас. Поразмыслил, что, может быть, она из Бюро расследований штата и занимается делом туриста, но, судя по голосу, это быстрее служащая стальной дороги, чем чиновница.

— К твоему сведению, Квилл, с этим Когда-нибудь они чему-то нас научат. делом покончено. О его прекращении будет объявлено завтра в газете: погибель от естественных обстоятельств.

— Хм-м, — проворчал Квиллер. Если веровать Эндрю Броуди, загадочной в данном деле была не только лишь причина погибели. Квиллер взял вилку и накинулся на яичницу с пригоревшими краями, на кусочки ветчины и нагретую картошку Когда-нибудь они чему-то нас научат., плавающую в жиру на остывшей тарелке.

— Я прихожу к выводу, что для тебя просто нравится есть, непринципиально что, — съязвил Райкер. — Когда мы были детками, ты глотал всё попорядку, как будто погибал с голоду.

— Я способен отличить неплохую пищу от нехороший, — сделал возражение Квиллер, — но просто приспосабливаюсь. Просто я знаю Когда-нибудь они чему-то нас научат., что им тяжело отыскать повара на уик-энд… Ты довязал свою первую пару носков, Арчи?

— Чёрт возьми, с трудом добрался до пятки первого.

— Сколько парней состоят членами вязального клуба?

— Четыре с половиной. Я там на птичьих правах. Сам сейчас жалею, что позволил Барб Огилви меня заманить, но она Когда-нибудь они чему-то нас научат. дама юная, к тому же блондиночка, и глаза у неё как у ягнёнка… Кстати, завтра Милли готовит бараньи отбивные и приглашает одиночек на обед. Почему бы для тебя к нам не присоединиться? Будет Лайза Комптон, так как Лайл уехал на конференцию в Дулут, и Роджер, так как Шарон с детками Когда-нибудь они чему-то нас научат. едет с ночевкой на автобусную экскурсионную поездку в Локмастерский музей.

— В каком часу?

— В 6, чтоб успеть испить. Они явятся прямо с работы. Расскажи, как ты себя ощущаешь в отпуске.

— Какой там отпуск! — сварливо отозвался Квиллер. — Шагай домой и читай свою газету.

Приглашение на обед к Райкерам ценилось очень высоко, и Квиллер Когда-нибудь они чему-то нас научат. решил принести подарок Милдред — чего-нибудть из «Чар Элизабет», где ко всему иному можно было рассчитывать на чашечку обычного кофе, а не на мерзкое пойло, предлагаемое в отеле. Он пробился через утреннюю орду отпускников к Дубовой улице и столкнулся с Элизабет, которая покидала магазин, невзирая на то Когда-нибудь они чему-то нас научат. что туда заходили покупатели.

— Квилл, вы слышали трагическую новость? — воскликнула она голосом, полным слез. — Один из участников регаты свалился за борт и утоп! Ему только что исполнилось девятнадцать! Он собирался поступать в Йельский институт.

— Вы его знали?

— Совершенно малость, но я отлично знаю его семью. Его отец — исполнительный директор большой Когда-нибудь они чему-то нас научат. компании в Чикаго. Самое ужасное во всём этом то, что он был красивым пловцом, но его не смогли стремительно поднять из воды. Температура воды в озере, как вы понимаете, убийственная. Судно развернулось и через три минутки подошло к нему, но уже пришло переохлаждение. Когда его достали из воды Когда-нибудь они чему-то нас научат., он был в шоковом состоянии и в сознание так и не пришёл. Все очень просто в отчаянии!

— Грустная новость, — проговорил Квиллер. — Всем понятно, что плавать рискованно, но никто не знает, когда конкретно его подстережёт несчастье.

— Я решила, что вам нужно знать о случившемся. Большая часть местных обитателей совсем не интересуется Когда-нибудь они чему-то нас научат. жителями Гранд-острова, только бы те приезжали сюда и растрачивали побольше средств, — с горечью увидела Элизабет. — На данный момент приедет мой брат и отвезёт меня на полуостров.

— Могу я чем-нибудь вам посодействовать? — спросил Квиллер. На какую-то секунду он поразмыслил, что это могло бы послужить почтительной предпосылкой, чтоб Когда-нибудь они чему-то нас научат. отложить свою поездку на катере.

— Спасибо, Квилл, я поднатаскала Кеннета, чтоб он мог обслужить клиентов, а в половине третьего придёт Дерек… Извините, мне пора бежать на пристань.

Квиллер сочувственно кивнул Элизабет, и она умчалась.

В магазине высочайший светловолосый выпускник средней школы, внезапно превратившийся из мальчика-рассыльного в Когда-нибудь они чему-то нас научат. управляющего, услаждался обрушившимся на него ответственным поручением. Он благодушно шутил с покупательницами — в особенности с юными — и отвечал на вопросы о товарах так, как будто осознавал, о чём гласит. Он воспринимал средства и кредитные карточки, работал на компьютере, аккуратненько заворачивал покупки, но произнес, что специальной оберточной бумаги для подарков у него Когда-нибудь они чему-то нас научат. нет. Квиллер, который надумал приобрести Милдред рунические камешки, решил его испытать.

— Что же это все-таки за камушки? — спросил он.

— Один старик собирает их на берегу и полирует, чтоб они стали гладкими, — ответил юноша. — А другой старик наносит на их чудесные буковкы. Они предвещают судьбу. Есть книга, там сказано — как Когда-нибудь они чему-то нас научат. конкретно.

— А для тебя уже предсказали?

— Да-а. Элизабет произнесла, что я огребу кучу средств, если задам работу не только лишь мускулам, да и голове.

— Я возьму один набор, — произнес Квиллер.

Милдред наверное знала про рунические камешки. Она искусна читать по ладошки и почерку и гадать Когда-нибудь они чему-то нас научат. на картах таро, но никогда не делала этого в присутствии Арчи.

Положив подарок в машину, Квиллер пошёл к пирсу, где стоял «Впередсмотрящий» — сверкающий белоснежной краской катер с V-образным корпусом и открытым кокпитом. Буши, очевидно исполненный гордости, ждал реакции компаньона.

— Славное трибуналёнышко! — произнёс Квиллер. — И на палубе много места! Сколько лошадиных Когда-нибудь они чему-то нас научат. сил? Сколько человек вмещает?

Буши показал ему управляющую рубку с сидением для двоих, отлично оборудованное машинное отделение и помещения под палубой: четыре кровати, гальюн и камбуз с холодильником, плитой и раковиной.

— Мне придётся здорово повкалывать, чтоб расплатиться за эту малышку, — признался он.

Мужчины сели в рубке, и катер медлительно Когда-нибудь они чему-то нас научат. отошёл от пристани, а когда выкарабкался на открытую воду, стал бодро набирать скорость.

— Это корыто ещё и плавает! — опешил Квиллер.

— А управление — мечта, — повытрепывался Буши.

— И обзор хороший.

— Ты лицезрел компас и эхолот?

— Куда мы направляемся? — спросил Квиллер, когда катер понёсся по зеркальной поверхности озера куда-то в собственный Когда-нибудь они чему-то нас научат. свой мир.

— В воскресенье движение на озере достаточно оживлённое, но на данный момент, по-моему, самое время сходить к маяку, — произнес Буши. Он демонстрировал на острова, мели и банки, мимо которых они пролетали, и называл их имена.

Неподалеку от Пиратской мели они увидели большой катер с кабиной и Когда-нибудь они чему-то нас научат. небольшой скутер, которые пришвартовались друг к другу бортами.

— Что же все-таки это такое? — спросил Квиллер.

— Наверняка, какая-нибудь махинация. Ну-ка, возьми бинокль и попробуй чего-нибудть рассмотреть!

Настроив окуляры, Квиллер сказал:

— Ни на одном судне никого не видно. Может быть, все в камбузе, готовят сандвичи с беконом, салатом Когда-нибудь они чему-то нас научат. и помидорами.

— Ха! — рассмеялся Буши. — А для тебя видно заглавие на транце[18]катера?

— Кажется, «Солнцелов». О чём-нибудь для тебя гласит?

— Не-а. Я ведь по причалам не болтаюсь. К тому же он мог придти с другого причала. Удочки какие-нибудь видны?

— Есть одна, закреплена в держателе Когда-нибудь они чему-то нас научат.. У их там клюёт, но они очевидно не желают пережарить бекон.

— Я обойду вокруг, чтоб ты прочел заглавие скутера.

Судно было старенькое и далековато не в таком солидном состоянии, как «Солнцелов». Оно именовалось «Резвая мама».

— У-у-у! — кликнул Буши.

Регистрационных номеров видно не было — упущение, которое напомнило Квиллеру о его неудачном Когда-нибудь они чему-то нас научат. путешествии на катере в то время, когда он был на озере новичком. Старенькую посудину «Минни К.» прятали в камышах, так как она не прошла техосмотра и эксплуатировалась незаконно.

— Давай-ка лучше уходить, а то поразмыслят, что мы журналисты, и начнут, чего хорошего, стрелять, — произнес Квиллер.

«Впередсмотрящий Когда-нибудь они чему-то нас научат.» тихо двинулся далее и уже через пару минут миновал южную оконечность острова Завтрак, которая после неудачной пробы как-то её цивилизовать возвратилась в первозданное состояние. Мало далее окружённый водой клочок суши менял своё заглавие на Гранд-остров, там был причал, у которого стояли яхты и парусные лодки из Чикаго Когда-нибудь они чему-то нас научат.. Сзади причала высились шикарные коттеджи, принадлежащие приезжающим на лето людям из Центра — тем, кто приплывал в Мусвилл и растрачивал свои средства в «Чарах Элизабет» и «У Оуэна». На северной оконечности острова на скалистом мысу стоял маяк, в прошедшем тут очень нередко случались крушения. Сейчас буи с колоколами предупреждали суда о грозящих Когда-нибудь они чему-то нас научат. им подводных опасностях.

— Вот здесь и бросим якорь, — произнес Буши.

Пироги — прекрасная, очень комфортная для пикника еда, а в «Бяке-Кулебяке» им к тому же упаковали банки с томатным соком, яблоки, кокосовые булочки и термос с кофе.

— Для сухопутной крысы из Локмастера, Буши, ты ориентируешься в местных водах совершенно хорошо Когда-нибудь они чему-то нас научат..

— Ты заблуждаешься насчёт меня, Квилл. Я родился и вырос около озера, а в Локмастер переехал только после того, как женился. Мне очень приятно опять оказаться тут. Я страстно люблю рыбную ловлю и катера. Ты, наверняка, не слышал об этом, но три поколения моей семьи занимались ловлей рыбы Когда-нибудь они чему-то нас научат., пока дед не продал дело Скоттенам. Он нередко говорил мне о селёдочном бизнесе в двадцатые и тридцатые годы. У их были древесные лодки и хлопчатобумажные сети — и никаких для тебя эхолотов либо радаров. Ты не поверишь, каково приходилось рыбакам в те времена.

— А ты расскажи, — попросил Квиллер, которому всегда Когда-нибудь они чему-то нас научат. было любопытно знать, чем занимаются люди.

— Итак вот, фактория Бушлендов часто перевозила на судах в Центр стофунтовые бочонки вяленой сельди — в те времена, когда не было холодильников, использовали соль. И вот что любопытно: бочонки с сельдью направлялись в Пенсильванию, Западную Вирджинию и другие штаты, где добывали уголь. Шахтёры Когда-нибудь они чему-то нас научат. фактически жили на сельди, за какую платили по четыре цента за фунт. Рыбаки же получали за фунт один цент и, чтоб заработать его, трудились до полного изнеможения. Вставали до зари, выходили в всякую погоду на открытых лодках в озеро, вытаскивали тяжеленные сети, пока их спины чуть не переламывались, набивали лодки Когда-нибудь они чему-то нас научат. рыбой до самого планшира и как можно резвее плыли к берегу, где рыбу обрабатывали. Время от времени ещё и полночи работали — солили, паковали, грузили в товарные вагоны.

— Надеюсь, они не воспользовались «жаберной» сетью, — проговорил Квиллер.

— Ни при каких обстоятельствах! У их были сети с грубыми, большенными ячейками, так именуемые морские Когда-нибудь они чему-то нас научат.. Весной, когда сходил лед, они забивали сваи в дно озера — древесные бревна до пятидесяти футов длиной — и, пока не появились бензиновые молоты, делали это вручную. Позже ставили сети и раз в день приплывали собирать улов. Когда наступали холода, сваи, чтоб лед их не сломал, приходилось вытаскивать. Зиму они Когда-нибудь они чему-то нас научат. проводили за штопкой сетей и ремонтом лодок.

— Понятно, почему твой дед возжелал реализовать собственный бизнес, — произнес Квиллер.

— Причина совсем не в том — тяжёлой работы он не страшился. Это печальная история. Он растерял отца и 2-ух старших братьев на озере при очень странноватых обстоятельствах. Они вышли на лодке «Дженни Когда-нибудь они чему-то нас научат. Ли», длиной в 30 5 футов, поднять сети. Погода была ясной. Масса лодок собралась вокруг места лова, все на виду друг у друга. И вдруг «Дженни Ли» пропала. Только-только рыбаки её лицезрели — и вдруг она пропала! Власти находили целую неделю, но не отыскали ни тел, ни лодки. Деревня Фишпорт была в трауре. Происшедшее Когда-нибудь они чему-то нас научат. так и осталось для всех загадкой.

Квиллер строго поглядел на Буши:

— Это правда?

— Как бог свят! На кладбище есть мемориальная доска. Кто-то даже сочинил об этом песню.

— А высказывались о случившемся какие-нибудь догадки?

— Самые различные, но в конце концов сделали вывод, который для тебя, Квилл Когда-нибудь они чему-то нас научат., навряд ли понравится. Тут некоторым образом замешаны вторженцы — только они могли вынудить тридцатипятифутовую лодку улетучиться. Знаешь, тогда много гласили о вторженцах. Вспышки зелёного света в ночном небе. Светящиеся предметы днём. Это случилось до моего рождения, а дискуссии то и дело возобновляются.

Квиллер и желал бы поверить товарищу, но это было нелегко Когда-нибудь они чему-то нас научат.. Он произнёс:

— Ты говорил как-то о случае, который произошёл, когда ты ловил рыбу.

— Да, ещё на старенькой лодке. Я был на озере в совершенном одиночестве и ловил окуней. Вдруг у меня появилось странноватое чувство, как будто я не один. Я поглядел ввысь и увидел серебристый диск Когда-нибудь они чему-то нас научат. с иллюминаторами! У меня был с собой фотоаппарат, но, пока я его доставал, эта штука в мгновение ока пропала. Когда я прикинул её скорость, оказалось — тыща семьсот миль в час.

Квиллер слушал всё это с обыденным скепсисом, но старался его не выказывать. «Я нахожусь среди озера вкупе с безумным Когда-нибудь они чему-то нас научат.. Осторожно!» — задумывался он.

— Они что, разгоняются от нуля до тыщи семисот миль в мгновение ока? — рассудительно спросил он. — Либо, по-твоему, у их есть техника, которая способна делать их невидимыми?

— В том-то и загадка, — проговорил Буши. — Разумеется, их техника нашу опередила. У меня есть своя теория на Когда-нибудь они чему-то нас научат. этот счёт. Хочешь, расскажу?

— Естественно!

— Ты увидел, как очень поменялось этим летом побережье — не только лишь перед твоим коттеджем, да и на целые мили по северному берегу? Песок сдуло в гребень — от Фишпорта до Перпл-Пойнт. Хорошо… Вернёмся к тому моменту, когда галлактический корабль висел прямо над моей головой. Когда он Когда-нибудь они чему-то нас научат. взмыл ввысь, появилась таковой силы воздушная струя, какой я не следил и во время урагана! Этот воздушный вихрь длился всего одну-две секунды.


kogda-horoshego-effekta-udavalos-dobitsya-bez-insajta-na-.html
kogda-i-kak-otkazivatsya-ot-podguznikov.html
kogda-i-kem-bili-napisani-evangeliya-dlya-chego-napisani-eti-stranici-nuzhni-li-oni-esli-ob-osnovatele-hristianstva.html