КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ

ТАНЕЦ

Сознание выражает себя через творчество. Мир, в каком мы живем, есть танец создателя. Танцоры приходят и уходят в мгновение ока, но танец продолжает жить. Очень нередко, танцуя, я чувствую прикосновение чего-то священного. В такие моменты я чувствую, что моя душа взмывает и становится единой со всем, что существует КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ.

Я становлюсь звездами и луной. Я становлюсь любящим и возлюбленным. Я становлюсь победителем и побежденным. Я становлюсь владельцем и рабом. Я становлюсь певцом и песней. Я становлюсь знающим и познанием. Я продолжаю плясать – это нескончаемый танец творения. Творец и творение соединяются в полноте радости.

Я продолжаю плясать…и плясать КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ…и плясать, ведь существует только… танец.

Земля

Земля, мой единственный дом,

Чья-то странноватая прихоть в пространстве пустом,

Земля, быть не может, что ты

Только облачко пыли посреди черноты,

Только небольшой шарик, что лопнет вот-вот,

Только металла кусочек, что через космос плывет,

Только песчинка материи в нескончаемом потоке,

Астероид большой КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ, корабль одинокий.

Только камень прохладный, мертвенный, черный

И в один прекрасный момент безо всяких следов пропасть обреченный…

Нет, не верю, все это неправда, я знаю,

Ты жива и теплая, ты мне родная,

Ты заботой своею меня сохраняешь,

Ветерками и волнами лаского ласкаешь,

Столько эмоций глубочайших так щедро мне даришь,

И в душе моей КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ музыкой ты оживаешь.

В моем сердечко живут потаенны стародавних времен

И чудесные песни ушедших племен,

И я слышал, как вторит их танцам живым

Ритм приливов, звучащий в такт с пульсом моим.

Когда лицезрел я грозы либо гневный шторм,

Их неистовство ощущал во мне самом.

Я попробовал горечь, и КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ сладость, и соль,

Я вызнал удовлетворенность встречи, страсть, счастье и боль.

Запахами, буйными красками денька

Ты просто вновь и вновь поражаешь меня.

И твоя краса мне открыла секрет –

Нескончаемым блаженством полон каждый момент.

Земля, быть не может, что ты

Только облачко пыли посреди черноты,

Только небольшой шарик, что лопнет вот-вот,

Только КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ металла кусочек, что через космос плывет,

Только песчинка материи в нескончаемом потоке,

Астероид большой, корабль одинокий.

Только камень прохладный, мертвенный, черный

И в один прекрасный момент безо всяких следов пропасть обреченный…

Нет, не верю, все это неправда, я знаю,

Ты жива и теплая, ты мне родная,

Ты заботой своею КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ меня сохраняешь,

Ветерками и волнами лаского ласкаешь,

Столько эмоций глубочайших так щедро мне даришь,

И в душе моей музыкой ты оживаешь.

В сиянии нежном, Земля,

Всем своим сердечком я люблю тебя.

Магический РЕБЕНОК. ЧАСТЬ 1

Жил-был ребенок в один прекрасный момент на свете –

Хохотом природа его заполняла,

Счастлив он КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ был и свободен, как ветер,

Будущее его не пугало,
Красотой и любовью он жил, как все детки.

Он знал, что сам Бог дает ему силы,
Но веру его необычной все находили.

Его сочувствие, невинность, добро

Священников надуманных стращали издавна.

И вот они битву решили начать

С той силой, которой нельзя управлять.

Доверчивость, удовлетворенность его КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ без границ

Желали они созидать падшими ниц,

Но он был в доспехи блаженства одет –

Они сохранили малыша от бед.

И жил он, ко злости вокруг безразличен,

Местом и временем не ограничен,

Он в ярких снах резвился беззаботно,

Он был верен для себя – и поэтому мог жить Вечно.

Пророки орали, собравшись КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ массой,

Поддавшись азарту и злости слепой,

Малыша в страшных грехах обвиняя,

Его ненавидя и не понимая.

Так кто он таковой? – гласили. – Он странноватый,

Его не осознать, может, он ненормальный?

Он непредсказуем, пределов не знает…

Какая судьба его ждет?

И длительно они неспокойно шептались,

Измучить малыша допросом пробовали КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ,

Уничтожить его волшебство и в грязь затоптать,
Лишить его смелости и запугать.

Но он был собой – и его не сломать.

Все, что ему необходимо – высочайшие горы,

Чтобы с их разукрашивать неба просторы,

И к тучам с белоснежной кистью взлететь,

Творить, и грезить, и не знать слова «смерть».

Не нужно дорогу ему КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ преграждать,

Не нужно тому, что творит он, мешать,

Он – плана величавого принципиальная часть,

Он не дает человеку пропасть.

Я – этот ребенок, и он – моя сущность,

И ты – тоже он, я, прошу, не забудь.

Есть в сердечко твоем этот мудрейший Провидец,

И в идей твоих он поможет узреть КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ,

Ощутить музыки незапятнанный источник,

Который с божественной искрой появился.

Нежна та мелодия и глубока,

Той сладостной мелодии жизни – века…

И если ты лицезрел в один прекрасный момент хоть миг

Красивого света Творения блик,

Приди и станцуем мы совместно с тобой,

И создадим ярче магический огнь,

Светится он, чтоб мы КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ созидать могли,

Как ткут свое волшебство все детки Земли,

Рождая на свет мир без боли и зла,

Мир разума, счастья, свободы, добра.

В глубинах души твоей – ты знаешь сам –

Живет тот ребенок, найди его там!

КРЫЛЬЯ БЕЗ МЕНЯ

Был август, я смотрел в небо. Прикрыв глаза одной рукою, я различил орла КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ, летящего в потоках жаркого воздуха. Он подымался по спирали все выше и выше, пока, издав один странноватый возглас, не пропал.

Я ощутил себя покинутым. «Почему ты летаешь без меня?» – тужил я. И моя душа произнесла: «Путь орла не единственный. Твои мысли свободны, как будто птицы». Я закрыл глаза, и моя душа КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ взвилась ввысь, кружась в высоте как сокол, и даже выше, так что я лицезрел понизу всю землю. Но что-то было не так. Почему мне было так холодно и сиротливо?

« Ты вырастил крылья без меня, - произнесло сердечко. – Что неплохого в свободе без любви?» Тогда я подошел тихонько к КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ кровати хворого малыша и спел ему колыбельную. Он заснул, улыбаясь, - и мое сердечко взлетело, присоединившись к моей душе, и кружило над землей. Я ощущал свободу и любовь, но что-то все еще было не так.

«Ты вырастил крылья без меня, - произнесло тело. – Твой полет всего только воображение». Тогда КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ я обратился к книжкам, которыми пренебрег до этого, и прочитал о святых, живших в различное время, которые вправду могли летать. В Индии, Персии, Китае, Испании (даже в Лос-Анджелесе!) сила духа заполняла не только лишь сердечко, да и каждую частичку тела. «Меня как будто нес большой орел, - произнесла святая Тереза КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ. – Мой экстаз поднимал меня в воздух».

Я начал веровать в этот умопомрачительный подвиг, и в первый раз я не ощущал себя покинутым. Я был орлом, и ребенком, и святым. В моих очах их жизни стали священными, и правда пришла ко мне: если вся жизнь осознается как нечто божественное КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ, у каждого растут крылья.

ТАНЕЦ ЖИЗНИ

Не могу скрыться от луны. Ее нежные лучи раздвигают занавески ночкой. Я могу ее даже не созидать – прохладный голубой свет заливает мою кровать, и я встаю. Пробегаю черный холл и распахиваю дверь, не для того, чтоб покинуть дом, но чтоб возвратиться. «Луна, я тут!» – кричу я КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ.

«Хорошо, - отвечает она. – Потанцуй немножко».

Но мое тело начало двигаться за длительное время до того, как она произнесла что-либо. Когда это вышло? Не помню – мое тело всегда двигалось, с юношества я так реагирую на луну, ее возлюбленный сомнамбул, и не только лишь ее. Звезды приближаются ко мне, довольно КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ близко для того, чтоб я лицезрел что-то не считая их мигания – они тоже пляшут, их танец рождает неприметную дрожь молекул, заставляя мои атомы прыгать вкупе с ними.

Обширно раскинув руки, я бегу к морю, которое отзывается еще одним танцем во мне. Танец луны неспешный и КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ прозрачный, как будто голубые тени на травке. А когда шумит прибой, я слышу сердечко земли, и темп наращивается. Я чувствую, как дельфины прыгают в белоснежной пене, пытаясь летать, практически летя, кода гребень волны высится до небес. Их хвосты оставляют светящиеся арки – это планктон сияет в волнах. Стайка малеханьких рыбок плывет, отсвечивая серебром КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ в лунном свете, как будто новое созвездие.

«А! – гласит море. – Мы собрали целую толпу».

Я бегу по пляжу, одной ногой ловя волны, другой увертываясь то их. Я слышу слабенький хлопающий звук – сотка перепуганных песочных крабов на всякий случай скрывается в норках. Но я бегу далее, время от времени на КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ цыпочках, время от времени мчусь во весь дух.

Я запрокидываю голову, и туманный вихрь гласит мне: «Быстрее, кружись!»

Улыбаясь, втянув голову для равновесия, я начинаю кружиться так неистово, как могу. Это мой возлюбленный танец, так как в нем есть секрет. Чем резвее я кружусь, тем спокойнее я снутри КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ. Мой танец – весь движение снаружи, весь тишь снутри. Так же очень как я люблю звучащую музыку, я люблю неслышную музыку, что не погибает никогда. Тишь – мой настоящий танец, хоть в нем и нет движения. Она стоит рядом, мой хореограф изящества, и благословляет каждый палец рук и ног.

Я позабыл КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ луну, и море, и дельфинов это миг, но я в их радости более, чем когда-либо. Дальнее, как будто звезда, близкое, как будто песчинка, это присутствие вырастает как мерцающий свет. Я мог бы оставаться в нем вечно, оно заполнено любовью и теплом. Но прикоснись – и свет устремляется вперед из неподвижности КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ. Он трепещет, и его трепет тревожит меня, и я знаю, что моя судьба – демонстрировать другим, что эта тишь, этот свет, это благословение и есть мой танец. Я принимаю этот дар только потом, чтоб дать его вновь.

«Отдай, быстрее!» – гласит свет.

Как никогда до этого, я стараюсь подчиниться, изобретая новые КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ движения, новые жесты радости. В один момент я осознаю, где я – я бегу ввысь по холмику. В моей спальне пылает свет. Я вижу его, и он ведет меня назад. Я начинаю ощущать как колотиться мое сердечко, и дремоту в руках, и теплую кровь в ногах. Они желают плясать КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ медлительнее. «Можно малость пройтись? – требуют они. – Это было что-то безумное».

«Конечно», - смеюсь я, переходя на шаг.

Я поворачиваю дверную ручку, незначительно задыхаясь, удовлетворенный собой. Забираясь назад в кровать, я вспоминаю кое-что, что всегда поражает меня. Молвят, что некие звезды, которые мы лицезреем над собой, по сути не есть КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ. Их свет идет к нам миллионы лет, и все, что мы лицезреем, это тот издавна ушедший момент, когда они еще светили.

«Что делает звезда, переставая светить, – спрашиваю я себя. – Должно быть, умирает».

«О, нет, - гласит глас в моей голове. - Звезда не может умереть. Она становится ухмылкой и растворяется КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ в галлактической музыке, в танце жизни». Мне нравится эта идея, последняя перед тем, как мои глаза запираются. С ухмылкой я и сам растворяюсь в музыке.

КОГДА Малыши УЛЫБАЮТСЯ

Когда влюбленные лобзаются, о будущем мечтая,

И вспыхивают радуги, цвета свои сплетая,

И мгновения эти жизни полны,

Мы ныряем, не опасаясь КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ глубины,
В пучину радости

Мы тихо погружаемся –

Этот миг, когда малыш улыбается.

В миг тот судьбы наши не решены,

Все может быть – и мы исцелены,

Можно крылья развернуть – и лететь,

И по пламени пройти – не сгореть,

Звезды даруют нам зияющий свет,

Все доступно – расстояния нет,

В том моменте хитрость милая прячется –

Божья КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ искра

В каждом сердечко зажигается,

Этот миг, когда малыши улыбаются.

Этот миг, когда сердечко от нежности тает

Океан под луною чудесно мелькает,

Неба хохот Землей стократно отражен,

Каждый как будто поновой рожден,

Торопиться нам не нужно,

И ангелы рядом,

Они с нами в прятки

Играют на детской площадке,

И сумерки

На землю опускаются КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ,

Это миг, когда малыш улыбается.

В этот миг едина с Богом душа,

И ничто не может нам помешать

В безгласном размышлении

Осознать, как совершенны мы.

Этот мир берет начало в нас,

Все грехи прощаются на данный момент,

Нас ранить нельзя, мы неуязвимы,

В сиянии этом мы непобедимы,

В блаженстве

Нескончаемом мы КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ купаемся –

Это миг, когда малыш улыбается.

Сколько цивилизаций пропало в веках,

Время целые королевства хоронит в песках,

И шторма превращают в могилы моря,

О пощаде убийц наших молим мы напрасно,

Но росинки сверкают, когда детки играют,

Опускается клинок, и деспоты плачут,

Феи пляшут, и слышится гоблинов пенье,

Все королями КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ становятся в это мгновенье,

В райский Сад

Весь мир наш преобразуется

Тогда, когда малыши улыбаются.

НО Сердечко Произнесло НЕТ

Узрели бедняков, живущих в картонных хижинах, сломали хижины и выстроили по собственному плану – большие блоки цемента и стекла, окруженные асфальтовыми дорогами. Это никак не напоминало дом, даже дом в хижине. «Чего вы ожидали КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ? – спросили нетерпеливо. – Вы очень бедны, чтоб жить как мы. Пока не сможете улучшить, вы должны быть признательны, не так ли?»

Голова произнесла «да», но сердечко произнесло «нет».

Им необходимо было больше электричества для городка, отыскали горный поток для плотины. Когда вода поднялась, поплыли мертвые зайчики и олени КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ; мелкие птенцы, еще не умеющие летать, утопли в гнезде, пока мать-птица беспомощно рыдала. «Не очень приятное зрелище, - произнесли, - но сейчас у миллионов людей кондюки работают все лето. Это важнее, чем один горный поток, не так ли?»

Голова произнесла «да», но сердечко произнесло «нет».

Узрели подавление и терроризм в КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ дальной стране, начали войну против нее. Бомбы превратили страну в щебень. Население съежилось в ужасе, и каждый денек больше людей хоронили в грубых древесных гробах. «Вы должны быть готовы к жертвам, - произнесли. – Если несколько мирных обитателей пострадают, это маленькая стоимость за мир, не так ли?»

Голова произнесла «да», но сердечко КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ произнесло «нет».

Состарились с течением лет. Сидя в комфортных домах, подвели результат. «У нас была отменная жизнь, - произнесли. – Мы все делали правильно». Их малыши поглядели вокруг и спросили, почему бедность, загрязнение и войны не закончились. «Вы скоро поймете, - ответили, – люди слабы и эгоистичны. Невзирая на все усилия, эти КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ препядствия никогда не кончатся».

Голова произнесла «да», но детки заглянули в свои сердца и шепнули: «Нет!»

Детки МИРА

Детки мира, я знаю, всё это не притча –

С поцелуем невинным, рачительной лаской

Соберемся мы все на морских берегах,

Будем петь, плясать и резвиться в волнах,

Будем строить песочные замки, смеяться,

И в блаженстве и КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ радости деньки будут мчаться.

Люли ссорятся вечно, стоят на собственном,

Носят новые маски и врут денек за деньком,

Проповедники к небу строят глаза,

А политики борются за голоса,

Юристы законы кроят как желают,

А торговцы и брокеры цены растят,

Ну а мы на бескрайних морских берегах

Будем петь, плясать КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ и резвиться в волнах,

Оседлаем мы радугу, шторм укротим,

Свободный ветер поймаем и в небо взлетим,

Мы потрогаем звезды, обнимем луну,

Мы вернем, вопреки всем порядкам, весну,

С поцелуем невинным, рачительной лаской,

Малыши мира, я знаю, все это не притча.

Архитекторы чертят дома до небес,

Денек за деньком в горячих спорах КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ проводит конгресс,

Профсоюзы бастуют, кричат о правах,

Кто-то «травкой» ведет торговлю в скрытых местах,

Ну а мы на бескрайних морских берегах

Будем петь, плясать и резвиться в волнах

Пусть философы бьются над смыслом проблем,

Битвы тела и разума, нескончаемых заморочек,

Ставят опыты физики, чтоб осознать

Как место и время уметь определять КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ,

Археологи роются в старых руинах,

Длятся поиски кладов древних,

Пусть психологи анализируют слезы

Фобий, маний, истерики, надуманной опасности,

Люди прогуливаются на исповедь в храм за прощеньем

Всех огромных, ну и малых собственных прегрешений,

И стараются в спешке, в тщете, впопыхах

Уяснить для себя настоящий смысл греха,

Ну а мы на КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ бескрайних морских берегах

Будем петь, плясать и резвиться в волнах,

Оседлаем мы радугу, шторм укротим,

Свободный ветер поймаем и в небо взлетим,

Мы потрогаем звезды, обнимем луну,

Мы вернем, вопреки всем порядкам, весну,

С поцелуем невинным, рачительной лаской,

Детки мира, я знаю, все это не притча.

…А СЛОНЫ ИДУТ

Есть один любознательный факт КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ насчет слонов, вот он: чтоб выжить, они не должны падать. Хоть какое другое животное может спотыкнуться, свалиться и встать опять. Но слон всегда стоит, даже во сне. Если один в стае поскользнётся и упадёт, он немощен. Он лежит на боку, пленный собственного веса. Даже если другие слоны КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ соберутся вокруг в волнении и постараются поднять его, они обычно малое в состоянии сделать. Медлительно задыхаясь, упавший слон погибает. А другие, постояв, расползаются равномерно.

Вот что я вычитал в книжках о природе, но не думаю, что это правильно. Нет ли другой предпосылки, почему слоны не падают? Может быть, они решили КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ так. Не падать – это их миссия. Как самые опытные и терпеливые из животных, они заключили контракт – мне представляется, что это было века вспять, когда завершился ледниковый период. Двигаясь большими стадами по земле, слоны в первый раз следили крохотных людей, крадущихся в высочайшей травке с кремневыми копьями.

Как испугано и зло КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ это существо, - пошевелили мозгами слоны. – Но оно унаследует землю. Мы довольно умны и лицезреем это. Давайте покажем ему пример».

Слоны собрали свои сероватые головы совместно и задумались. Какой пример они могли бы показать человеку? Они могли бы показать ему, что их мощь еще больше, чем его, ведь это КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ вправду так. Они могли бы показать ему собственный гнев, который довольно ужасен, чтоб вырвать с корнями целый лес. Либо они могли бы утвердить свое господство над человеком, внушив ему ужас, вытаптывая его поля и разрушая хижины.

В момент отчаяния одичавшие слоны будут делать все это, но тогда КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ, собрав головы вкупе, они решили, что человек лучше научится хорошим посланием.

«Давайте покажем ему наше почтение к жизни», - произнесли они. И с того денька слоны были тихими, терпеливыми, мирными созданиями. Они позволили людям ездить на их и запрягать, как рабов. Они разрешили детям смеяться над их трюками в цирках, вдалеке КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ от величавых африканских равнин, где когда-то они были хозяевами.

Но самое главное послание слонов в их движении. Они знают, что жизнь есть движение. Рассвет за рассветом, век за веком, стада идут, одна большая масса жизни, что никогда не падает, неостановимая сила мира.

Невинные животные, они не подозревали, что в один КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ прекрасный момент настанет время, когда они будут падать от пуль тыщами. Они будут лежать в пыли, искалеченные нашей бесстыжей алчностью. Огромные самцы падают первыми, так как из их бивней можно сделать финтифлюшки. Позже падают самки, так как людям необходимы трофеи. Дети бегут, крича, от аромата крови их КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ матерей, но убежать от ружей для их не означает спастись. О их некоторому позаботиться, и они тоже погибают тихонько, и их кости поблескивают под солнцем.

Посреди всех этих смертей, слоны могли бы сдаться. Все, что они должны сделать, это ринуться на землю. Этого довольно. Не надо ожидать пули КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ: Природа отдала им возможность лечь и отыскать спасение. Но они помнят старый контракт и их обещание нам, которое священно.

И слоны идут, и каждый шаг выбивает слова в пыли: «Смотри, обучайся, обожай. Смотри, обучайся, люби». Слышишь их? В один прекрасный момент призраки 10 тыщ владельцев равнин произнесут с укором: «Мы не не КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ можем терпеть вас. Вы в конце концов сообразили? Мы обречены падать, но вы, дорогие дети, никогда не будете падать снова».

Мальчишка И ПОДУШКА

Мудрейший отец возжелал преподать урок молодому отпрыску. «Вот подушка, покрытая шёлковой парчой и набитая нежнейшим гусиным пухом, - произнес он. – Иди в город и взгляни, что КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ дадут за нее».

Поначалу мальчишка пошел на рынок, где увидел обеспеченного негоцианта, торговавшего пером. «Что вы дадите мне за эту подушку?» – спросил он. Негоциант сузил глаза. «Я дам для тебя 50 золотых дукатов, так как вижу, что это вне сомнения редчайшее сокровище».

Мальчишка поблагодарил его и пошел далее. Последующей он увидел супругу фермера КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ, продававшую овощи на краю дороги. «Что вы дадите мне за эту подушку?» – спросил он. Она потрогала подушку и воскрикнула: «Какая мягенькая! Я для тебя дам серебряную монету, я очень желаю положить мою усталую голову на такую подушку».

Мальчишка поблагодарил её и пошёл далее. В конце концов он КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ увидел молодую деревенскую девченку, моющую ступени церкви. «Что ты мне дашь за эту подушку?» – спросил он. Посмотрев на него со необычной ухмылкой, она ответила: «Я дам для тебя пенни, так как вижу, что твоя подушка твёрже этих камней». Без колебаний, мальчишка положил подушку у её ног.

Придя домой, он произнес папе КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ: «Я получил наилучшую стоимость за твою подушку». И выложил пенни.

«Что? – воскрикнул отец. – Да эта подушка стоила, по последней мере, 100 золотых дукатов».

«Это увидел обеспеченный негоциант, - произнес мальчишка, - но будучи скупым, предложил мне 50. Но у меня было наилучшее предложение, супруга фермера обещала мне серебряную монету».

«Ты что КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ, сумасшедший? – произнес отец. – Как может серебряная монета быть лучше пятидесяти золотых дукатов?»

Если она предложена любящим человеком, - ответил мальчишка. – Если б она отдала мне больше, она бы не смогла прокормить собственных деток. Но у меня было и наилучшее предложение – я увидел деревенскую девченку, моющую ступени церкви, и она мне КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ обещала пенни».

«Ты совершенно растерял разум, - покачал головой отец. - Когда это пенни стоило дороже серебра?»

«Когда предложено человеком, преданным собственному делу, - ответил мальчишка. – Она работала для её Господа, и ступени дома Его казались ей мягче хоть какой подушки. Беднее бедного, она все-же отыскала время для Господа. И потому я дал КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ ей подушку».

Тогда и мудрейший отец улыбнулся, обнял собственного отпрыска и со слезами не очах проговорил: «Ты отлично усвоил урок».

На сей день Довольно

Танцевальные репетиции могут затянуться заполночь, но на этот раз я тормознул в 10. «Надеюсь, вы не против, - произнес я, смотря в место, - но на сей день достаточно КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ».

Глас из контрольной кабины спросил: «Ты в порядке?»

«Устал мало, по-моему, » – произнес я.

Я накинул ветровку и пошел по коридору. Бегущие шаги послышались за моей спиной. Я знал наверное, кому они принадлежат. «Я очень отлично тебя знаю, - произнесла она, догоняя меня. – Что по сути случилось?»

Я колебался. «Ну КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ, я не знаю, как это звучит, но я лицезрел фотографию сейчас в газете. Дельфин утоп в рыболовной сети. По тому, как было запутано его тело, можно было прочитать долгую агонию. Его глаза были пустыми, но он всё ещё улыбался, дельфины всегда улыбаются, даже мертвые…» Мой глас сорвался КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ.

Она осторожно вложила свою руку в мою. «Я знаю, знаю».

«Нет, ты ещё не знаешь всего. Дело не только лишь в том, что мне стало обидно, либо я повстречался с тем, что невинное существо погибло. Дельфины обожают плясать – посреди всех созданий моря, это их отличие. Ничего у нас не КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ прося, они играют в волнах нам на удивление. Они мчатся впереди кораблей, не для того, чтоб быть первыми, но говоря: «Это всё игра. Идите своим курсом, но танцуйте по пути».

«И вот, посреди репетиции, я помыслил: убивают танец. И мне показалось, что будет правильным тормознуть. Я не могу спасти танец КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ от убийства, но, по последней мере, я могу сделать паузу, как один танцор в память о другом. В этом есть какой-либо смысл?»

Её глаза были нежными. «Конечно, по-своему. Может быть, придется ожидать годы, до того как все условятся, как решить эту делему, ведь столько различных интересов вовлечено. Но КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ зря ожидать улучшения уже завтра. А твое сердечко желало, чтоб это вышло немедленно».

«Да, - произнес я, открывая дверь перед ней. – Я так ощущал, и поэтому на сей день достаточно».

Символ Старых

Он прожил в пустыне всю жизнь, но для меня все было ново. «Видишь отпечаток ноги на песке?» - спросил он КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ, указав место под утесом. Я поглядел так пристально, как мог. «Нет, я ничего не вижу».

«В этом сущность, - засмеялся он. – Там, где ты не видишь следов, прошли Древние».

Мы прошли чуток далее, и он указал на открытую верхушку стенки песчаника. «Видишь дом наверху?» – спросил он. Я прищурился, стараясь КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ рассмотреть. «Там ничего нет».

«Ты неплохой ученик, - улыбнулся он. - Где нет крыши и трубы, там наверное жили Древние».

Мы обогнули гору, и пред нами развернулся неправдоподобный вид – тыщи тыщ цветов пустыни цвели. «Видишь недостающие?» – спросил он меня. Я покачал головой. «Здесь только краса волна за волной».

«Да, - произнес он тихим КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ голосом. – Где нет ничего недостающего, там Древнейшие собирали богатую жатву».

Я задумывался обо всем этом, о том, как поколения когда-то жили в гармонии с землей, не оставляя шрамов там, где обитали. В лагере ночкой я произнес: «Ты упустил кое-что».

«Что?» – спросил он.

«Где похоронены КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ Древнейшие?»

Без ответа, он ткнул палкой в костер. Колоритное пламя взвилось, лизнуло воздух и пропало. Мой учитель посмотрел на меня, чтоб проверить сообразил ли я урок. Я посиживал бездвижно, и мое молчание произнесло ему, что я сообразил.

ИСЦЕЛИ МИР

Кое-где в сердечко твоем

Новый, наилучший мир живет,

Мир, заполненный светом КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ и любовью.

Это мир наших грез,

В нем не будет больше слез,

Никогда тут не будет печалься с болью.

В тот мир есть дорога,

Ты практически стоишь у порога,

Только сделай шаг один –

Исцели наш мир.

Исцели, сделай лучше мир

Себе, для меня и для всех людей земли.

Смотри – люди погибают,

Но КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ если любишь жизнь, означает, есть путь

Мир сделать другой

Тут для нас с тобой.

Ты сможешь правду выяснить,

Ведь любовь не может врать,

Любовь сильна и только удовлетворенность дарует людям.

Только отважся – тогда и

Ужас пропадет навечно,

И все жить – не существовать – мы будем.

Всех нас, я знаю,

Только любовь выручает,

Так сделай КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ шаг один –

Исцели наш мир.

Исцели, сделай лучше мир

Себе, для меня и для всех людей земли.

Смотри – люди погибают,

Но если любишь жизнь, означает, есть путь

Мир сделать другой

Тут для нас с тобой

И мечта, что мы сделали,

Вспыхнет радугой,

И наш мир, как мы желали,

Обретёт покой.

Для чего КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ мы распинаем жизнь,

Губим землю столько лет,

Только взгляни,

Как великолепен мир,

В нас есть Божий свет.

Как просто нам летать

И душе бессмертной стать,

И вы все – мои братья в этом мире.

Мы прогоним наш ужас,

Только слезы радости в очах,

И клинки наши в плуги превратим мы.

В тот КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ мир есть дорога,

Мы практически стоим у порога,

Так сделай шаг один –

Исцели наш мир.

Исцели, сделай лучше мир

Себе, для меня и для всех людей земли.

Смотри – люди погибают,

Но если любишь жизнь, означает, есть путь

Мир сделать другой

Тут для нас с тобой.

Смотри – люди погибают,

Но если КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ любишь жизнь, означает есть путь

Мир сделать другой

Тут для нас с тобой.

Смотри – люди погибают,

Но если любишь жизнь, означает, есть путь

Улучшить мир

Тут для нас с тобой.

Тут для нас с тобой,

Для нас с тобой.

Малыши

Малыши проявили мне своими ухмылками божественное начало в каждом человеке. Эта обычная доброта сияет прямо КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ из сердец. У их можно многому научиться. Если ребенок желает шоколадного мороженого, он просто просит об этом. Взрослые запутываются во всяких сложностях, нужно ли есть это мороженое либо нет. Ребенок просто услаждается.

То, чему мы должны обучаться у деток – это не ребячество. Общение с ними соединяет нас с глубочайшей мудростью КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ жизни, которая вездесуща и просит только следовать ей. На данный момент, когда мир в таком кавардаке и его трудности так сложны, я чувствую, что мы нуждаемся в наших детях более, чем когда-либо. Их природная мудрость показывает нам путь к верным решениям, что хранятся в наших сердцах и ожидают КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ, когда мы найдём их.

Мать

Я ожидал рожденья долгие века,

Скитаясь меж звезд в прохладной темноте,

Была моя задачка нелегка –

Как мне суметь родиться на Земле?

И звездной ночкой на финале лета

Сюда, на эту чудную планетку,

Все мысли об угрозы гоня,

Забыв про риск, ты привела меня КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ.

От одинокой темной пустоты

Меня выручила собственной любовью ты.

Из ярчайших радуг, белоснежных туч,

Из птиц, что в голубых небесах поют,

Из травок зеленоватых, тёплых ветерков

Ты, мать, душу собрала мою.

Своею бескорыстной добротой

Меня хранила ты от всех тревог и бед,

И я вызнал, что необходимо жить мечтой,

Что ничего важней КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ любви на свете нет.

И за мечту о счастье для людей,

За каждый соболезнования урок

Всем сердечком признателен я для тебя.

Я, помня о для тебя, не одинок,

И даже находясь в чужой стране

Я слышу твои мысли обо мне.

Я знаю, вся земля сейчас мой дом,

Да и встречаясь с КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ каждым владыкой,

С хоть какой религией, с хоть каким цветом кожи

Я помню то, что мне всего дороже –

Магическую ночь моего рожденья,

Твои уроки мужества, терпенья,

И у тебя обучался я, как следует

Биться с ложью, защищая правду.

И в горьковатые, и в веселые деньки,

Согрет твоей любовью, как и до этого КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ,

Я буду как сокровище хранить

Твой каждый поцелуй и глас ласковый.

Как далековато бы ни был от тебя я,

Ты в моем сердечко, мамочка родная.

Чудо

Мое осознание волшебства – это не фокусы и иллюзии на сцене. Целый мир изобилует волшебством. Когда кит выныривает из моря, как будто новорожденная гора, ты задыхаешься КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ от неописуемого экстаза. Какое волшебство! Но малыш, чуть научившийся ходить, который лицезреет собственного первого головастика, сверкнувшего в луже грязищи, ощущает то же самое. Волшебство заполняет его сердечко, так как он увидел нескончаемую игру жизни.

Когда я вижу, как облака, уносясь прочь, открывают взгляду заснеженную горную верхушку, я готов КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ орать «браво!» Природа, наилучшая из всех волшебников, вновь вызывает волнение. Она разоблачает реальную иллюзию, нашу неспособность быть потрясенными её чудесами. Всякий раз, когда встает солнце, Природа повторяет команду: «Смотри!» Её чудо нескончаемо щедро, а в ответ мы должны только благодарить за это.

Какое наслаждение должна ощущать Природа, когда она делает звезды КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ из кружащегося газа и пустого космоса. Она разбрасывает их, как блестки с бархатного плаща, млрд обстоятельств для нас просыпаться в незапятанной радости. Когда мы открываем наши сердца и благодарим за всё, что она нам отдала, Природа находит свое вознаграждение. Звук рукоплесканий катится через вселенную, и Природа кланяется.

РЫБКА КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ, КОТОРАЯ Желала ПИТЬ

В один прекрасный момент ночкой молодая рыбка спала под кораллом, и во сне ей явился Господь. «Я желаю, чтоб ты передала послание всем рыбам в море», – произнес Бог.

«Что я вынуждена огласить им?» – спросила рыбка.

«Просто скажи, что хочешь пить, - ответил Бог. – И взгляни, что они будут делать». Не КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ сказав больше ни слова, Он пропал.

На последующее утро малая рыбка пробудилась и вспомнила собственный сон. «Какую необычную вещь повелел мне сделать Господь», – поразмыслила она. Но скоро она увидела большего тунца, проплывающего мимо, и пропищала: «Извините, я желаю пить».

«Ты, должно быть, очень глупа», – произнес тунец. И, презрительно вильнув КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ хвостом, уплыл прочь.

Малая рыбка ощущала себя достаточно тупо, но у неё было задание. Последующей рыбой, которую она увидела, была ухмыляющаяся акула. Сохраняя неопасное расстояние, рыбка позвала: «Простите, госпожа, но я желаю пить».

«Ты, должно быть, сумасшедшая», – ответила акула. Заметив голодный взор акульих глаз, рыбка уплыла КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ поскорее.

Весь денек она встречала треску, и макрель, и рыбу-меч, и морского окуня, но каждый раз, когда она произносила свою короткую речь, они отворачивались и ничего больше не делали. Чувствуя себя безвыходно сконфуженной, рыбка разыскала наиумнейшее существо моря, которым случилось быть старенькому голубому киту с 3-мя гарпунными шрамами КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ на боку.

«Простите, я желаю пить!» - заорала рыбка, не ждя даже, что кит увидит её, ведь она была таковой крохотной. Но мудрец тормознул. «Ты лицезрела Бога, правильно?» – произнес он.

«Откуда вы понимаете?»

«Однажды я тоже желал пить», – засмеялся старенькый кит.

Малая рыбка очень опешила. «Пожалуйста, поведайте мне, что значит это послание КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ Господа?» – взмолилась она.

«Это означает, что мы ищем Его не там, где необходимо, - растолковал старенькый кит. – Мы ищем Бога вверху и понизу, но Его нигде нет. Мы обвиняем Его и говорим для себя, что Он, должно быть, запамятовал нас. Либо решаем, что если Он и был когда-то, то КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ издавна оставил нас».

«Как удивительно, - произнесла рыбка, - находить то, что есть повсюду»,

«Очень удивительно, - согласился старенькый кит. – Не припоминает ли это для тебя рыб, которые молвят, что желают пить?»

НЕВИННОСТЬ

Совсем не сложно перепутать невинность с простоватостью и наивностью. Мы все желаем казаться искушёнными; мы все желаем казаться хитроумными. А быть КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ невинным значит быть «вне этого».

Но есть глубочайшая правда в невинности. Малыш глядит в глаза собственной мамы, и все, что он лицезреет, это любовь. Когда невинность исчезает, более сложные вещи занимают её место. Мы думаем, что нужно перехитрить других, и планируем, как нам заполучить то, что мы желаем КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ. Мы начинаем растрачивать много энергии на защиту самих себя. И жизнь преобразуется в борьбу. У людей нет другого выбора, как быть изворотливыми. Как по другому они могут выжить?

Когда всерьёз берешься за это, выживание значит созидать вещи такими, какие они есть, и реагировать соответственно. Это означает быть открытым КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ. Это и есть невинность. Она ординарна и доверчива, как ребенок, она не судит, не останавливается на одной узенькой точке зрения. Если ты заперт в некоторый эталон мышления и реагирования на вещи, твое творчество заблокировано. Ты упускаешь свежесть и чудо момента. Научись быть невинным вновь, и эта свежесть никогда КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ не пропадет.

ДОВЕРИЕ

Когда я кормил белок в парке, я увидел одну небольшую, которая, казалось, не доверяла мне. Пока другие подходили довольно близко, чтоб есть с моих рук, бельчонок сохранял дистанцию. Я бросил ему арахис. Он осторожно приблизился, нервно схватил орешек и удрал. В последующий раз он, видимо, страшился меньше, так как подошел КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ чуток поближе. Чем безопаснее он себя ощущал, тем больше доверял мне. В конце концов он сел прямо у моих ног, требуя последующего орешка так же смело, как другие белки.

Это доверие – оно всегда приходит с верой в себя. Никто не сумеет преодолеть за тебя твой ужас; ты должен сделать КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ это сам. Это тяжело, так как ужас и сомнения держатся прочно. Мы боимся быть отвергнутыми, боимся испытать боль ещё раз. И мы сохраняем неопасную дистанцию. Мы думаем, что отдалившись от других, защитим себя, но это не действует. Мы остаемся одинокими и постылыми.

Вера в себя начинается с КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ осознания того, что страшиться – нормально. Испытывать ужас – не неувязка, ведь каждый ощущает беспокойство и неуверенность время от времени. Неувязка – не быть довольно добросовестным, чтоб сознаться в ужасе. Когда я осознаю мои сомнения и неуверенность, я более открыт другим людям. Чем поглубже в себя я иду, тем посильнее становлюсь, так КОГДА МЛАДЕНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ как понимаю, что я сам еще больше хоть какого ужаса.

С принятием себя вполне и доверие становится полным. Нет больше разобщения меж людьми, так как нет разобщенности снутри. Там, где обычно жил ужас, сумеет расти любовь.

СМЕЛОСТЬ


koefficient-korrelyacii-pirsona.html
koefficient-moshnosti-elektropriemnikov.html
koefficient-obnovleniya-kobn.html